logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
«Соболевская библиотека»
Соболевского муниципального района Камчатского края
Режим работы
с 1 июня по 31 августа
Пн. – пт.: 09 :00 - 18:00
Без перерыва на обед
Вс.Сб.: выходной
Последняя пятница месяца - санитарный день
header img

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ИДЕОЛОГА ОСВОЕНИЯ КОСМОСА.

Соболевская библиотека предлагает вашему вниманию и приглашает посетить к/в “Педагогическая история идеолога покорения космоса” посвященную русскому и советскому учёному, идейному вдохновителю воздухоплавания и космонавтики, учителю математики-Константину Эдуардовичу Циолковскому, в рамках Дня космонавтики и проведения Года педагога и наставника.

“Земля — это колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели.” – К.Э. Циолковский

​Константи́н Эдуардович Циолко́вский — русский и советский философ, изобретатель и школьный учитель.

Основоположник теоретической космонавтики. Обосновал использование ракет для полётов в космос, пришёл к выводу о необходимости использования «ракетных поездов» — прототипов многоступенчатых ракет. Основные научные труды относятся к аэронавтике, ракетодинамике и космонавтике. Представитель русского космизма, член Русского общества любителей мироведения. Автор научно-фантастических произведений, сторонник и пропагандист идей освоения космического пространства.

Циолковский предлагал заселить космическое пространство с использованием орбитальных станций, выдвинул идеи космического лифта, поездов на воздушной подушке. Считал, что развитие жизни на одной из планет Вселенной достигнет такого могущества и совершенства, что это позволит преодолевать силы тяготения и распространять жизнь по Вселенной.

О​ своем рождении ученый писал:​ «Появился новый гражданин вселенной, Константин Циолковский». Это случилось 17​ сентября 1857​ года в​ селе Ижевское Рязанской губернии. Циолковский рос непоседой: лазал по​ крышам домов и​ деревьям, прыгал с​ большой высоты. Родители называли его «птицей» и​ «блаженным». Последнее касалось важной черты характера мальчика​ — мечтательности. Константин любил грезить вслух и​ «платил младшему брату», чтобы тот слушал его «бредни».

Зимой 1868​ года Циолковский заболел скарлатиной и​ из-за осложнений почти полностью оглох. Он​ оказался отрезан от​ мира, постоянно получал насмешки, а​ свою жизнь считал «биографией калеки».

После болезни мальчик замкнулся и​ стал мастерить: он​ рисовал чертежи машин с​ крыльями и​ даже создал агрегат, который двигался за​ счет силы пара. В​ это время семья жила уже в​ Вятке. Константин пытался учиться в​ обычной школе, но​ не​ преуспел:​ «учителей совершенно не​ слышал или слышал одни неясные звуки», а​ поблажек «тугоухому» не​ делали. Через три года Циолковского отчислили за​ неуспеваемость. Ни​ в​ каком образовательном заведении он​ более не​ учился и​ остался самоучкой.

Когда Циолковскому было 14, отец заглянул в​ его мастерскую. В​ ней он​ обнаружил самодвижущиеся коляски, ветряные мельницы, самодельную астролябию и​ много других удивительных механизмов. Отец дал сыну денег и​ отправил поступать в​ Москву, в​ Высшее техническое училище (ныне​ МГТУ им. Баумана). До​ Москвы Константин доехал, но​ поступать в​ училище не​ стал. Вместо этого он​ записался в​ единственную городскую бесплатную библиотеку​ — Чертковскую​ — и​ углубился в​ самостоятельное изучение наук.

Бедность Циолковского в​ Москве была чудовищной. Он​ не​ работал, получал 10–15 рублей в​ месяц от​ родителей и​ мог питаться одним только черным хлебом:​ «Каждые три дня я​ ходил в​ булочную и​ покупал там на​ 9​ коп. хлеба. Таким образом, я​ проживал 90​ коп. в​ месяц»,​ — вспоминал​ он. На​ все оставшиеся деньги ученый покупал «книги, трубки, ртуть, серную кислоту»,​ — и​ другие материалы для опытов. Ходил Циолковский в​ отрепьях. Бывало, что на​ улице мальчишки дразнили его:​ «Что это, мыши, что​ ли, съели ваши брюки?»

В​ 1876​ году отец Циолковского вызвал его домой. Вернувшись в​ Киров, Константин стал давать частные уроки. Преподаватель из​ глухого Циолковского вышел блестящий. Он​ мастерил из​ бумаги многогранники, чтобы объяснять ученикам геометрию, и​ вообще часто объяснял предмет на​ опытах. О​ Циолковском пошла слава талантливого учителя-чудака.

В​ 1878​ году Циолковские вернулись в​ Рязань. Константин снял комнату и​ вновь засел за​ книги: изучал физико-математические науки по​ циклу средней и​ высшей школы. Спустя год он​ экстерном сдал экзамены в​ Первой гимназии и​ отправился преподавать арифметику и​ геометрию в​ город Боровск в​ Калужской губернии.

В​ Боровске Циолковский женился.​ «Пора было жениться, и​ я​ женился на​ ней без любви, надеясь, что такая жена не​ будет мною вертеть, будет работать и​ не​ помешает мне делать то​ же. Эта надежда вполне оправдалась»,​ — так он​ писал о​ своей супруге. Ей​ была Варвара Соколова, дочь священника, в​ доме которого ученый снимал комнату.

Все свои силы Циолко­вский отдавал науке и​ почти все учитель­ское жалование в​ 27​ рублей тратил на​ научные опыты. Свои первые научные работы «Теория газов», «М­еханика животного ор­ганизма» и​ «Продолж­ительность лучеиспус­кания Солнца» он​ от­правил в​ столицу. Ученый свет того врем­ени (в​ первую очере­дь Иван Сеченов и​ Александр Столетов) отнесся к​ самоучке доброжелательно. Ему даже предложили всту­пить в​ Русское физи­ко-химическое общест­во. На​ приглашение Циолковский не​ отве­тил: ему было нечем платить членские взн­осы.

Отношения Циолковско­го с​ академическим ученым сообществом были непростыми. В​ 1887​ году он​ отказа­лся от​ приглашения встретиться со​ знам­енитым профессором математики​ Софьей Ковалевской. Потом он​ потратил много времени и​ си­л, чтобы прийти к​ кинетической теории газов.​ Дмитрий Менделеев, изучив его труд, недоуменно ответил:​ «Кинетическая теория газов открыта 25​ лет назад».

Циолковский был наст­оящим чудаком и​ меч­тателем.​ «Всегда я​ что-нибудь затевал. Поблизости была река. Вздумал я​ сделать сани с​ колесом. Все сидели и​ качали рычаги. Са­ни должны были мчать­ся по​ льду… Потом я​ заменил это сооруж­ение особым парусным креслом. По​ реке ездили крестьяне. Лош­ади пугались мчащего­ся паруса, приезжие ругали матерным глас­ом. Но​ по​ глухоте я​ долго об​ этом не​ догадывался»,​ — вспоминал​ он.

Главным проектом Цио­лковского в​ это вре­мя был дирижабль. Уч­еный решил уйти от​ применения взрывоопа­сного водорода, заме­нив его горячим возд­ухом. А​ разработанн­ая им​ стягивающая система позволяла «ко­раблю» сохранять пос­тоянную подъемную си­лу при различной выс­оте полета. Циолковс­кий просил деятелей науки пожертвовать ему 300​ рублей на​ постройку крупного ме­таллического макета дирижабля, но​ матер­иальную помощь ему так никто и​ не​ оказ­ал.

Интерес к​ полетам над землей у​ Циолков­ского угас​ — его за­интересовали звезды. В​ 1887​ году он​ написал небольшую пов­есть «На​ Луне», где описал ощущения чел­овека, попавшего на​ земной спутник. Зна­чительная часть пред­положений, высказанн­ых им​ в​ работе, вп­оследствии оказалась верной.

​С​ 1892​ года Циолковский работал преподавателем физики в​ епархиальном женском училище. Чтобы справляться со​ своим недугом, ученый смастерил «особую слуховую трубу», которую прижимал к​ уху, когда ученицы отвечали ему предмет.

В​ 1903​ году Циолковский окончательно переключился на​ работы, связанные с​ освоением космоса. В​ статье «Исследование мировых пространств реактивными приборами» он​ впервые обосновал, что аппаратом для успешных космических полетов могла стать ракета. Ученый также разработал концепцию жидкостного ракетного двигателя. В​ частности, определил скорость, необходимую для выхода аппарата в​ Солнечную систему («вторая космическая скорость»). Циолковский занимался многими практическими вопросами космоса, которые позднее сформировали основу для советского ракетостроения. Он​ предложил варианты ракетного управления, систем охлаждения, конструкции сопла и​ системы подачи топлива.

С​ 1932​ года к Циолковскому был приставлен личный врач​ — именно он​ выявил у​ ученого неизлечимое заболевание. Но​ Циолковский продолжал работать. Он​ говорил: чтобы закончить начатое, нужно еще 15​ лет. Но​ этого времени у​ него не​ оказалось.

«Гражданин вселенной» скончался 19​ сентября 1935​ года в​ возрасте 78​ лет.

“Защищать меня придется и после моей смерти. Многие люди готовы разорвать мой труд на мелкие кусочки, чтобы приобрести себе имя. Вы же знаете, что я отдал всю свою жизнь во имя межпланетных путешествий, и можете засвидетельствовать это перед лицом русского народа.” – К.Э. Циолковский.